Leksi_Dawn
Название: Чувство вины
Автор: Leksi aka Leksi Dawn
Бета: Амь
Фандом: Free!
Размер: мини, 1628 слов
Статус: закончен
Пейринг/Персонажи: Рин/Айичиро
Категория: слэш
Жанр: ER, romance, kink
Рейтинг: R
Краткое содержание: на людях Рин и Айичиро ведут себя друг с другом так, как диктуют их социальные статусы. А что же происходит за закрытой дверью, в их общей комнате, где посторонних глаз нет?
Размещение: только посредством ссылок на размещенные лично мной тексты.


В комнате было темно и тихо. Айичиро лежал на своей кровати, отвернувшись к стене. Покрывало он натянул по самый нос, пытаясь спрятаться. Только вот от того, что его мучило, скрыться не удастся. Сейчас вернется Рин и наверняка захочет близости. Он тоже хочет, даже больше Рина, но...


Айичиро свернулся калачиком. Может быть, притвориться спящим? Но когда это останавливало Рина? Уйти самому? Выждать пока тот уснет и незаметно прошмыгнуть на свое место? Айичиро вздохнул. Не получится. Рин очень чутко спит, да и не уснет он, зная, что Айичиро нет в комнате в такое время. Нет, ревновать не будет: он прекрасно знает, что никто, кроме него, Айичиро не нужен. Но будет волноваться. Рин такой заботливый, бережет его и никогда не обидит нарочно. Айичиро был почти уверен, что именно в этом и кроется проблема. Проблема, от которой каждый раз так больно. Он зажмурился, сделав пару глубоких вдохов.


Рин вошел в комнату почти бесшумно. Но Айичиро уже давно не нужны звуки, он научился «слышать» его по-другому.


Айичиро замер, затаившись. Нужно просто выкинуть все из головы и отдаться его рукам. Сильным, умелым, в совершенстве знающим каждую чувствительную точку его тела. Рин умел быть не только нежным, заботливым и ласковым, но и настойчивым, требовательным и нетерпеливым. Но никогда и ни за что — грубым. Рин точно чувствовал границы. Он мог причинить боль, но лишь ту самую, на грани, когда она тесно сплетается с удовольствием.


— Ай? — Рин подошел к кровати. — Не спишь? — он заскочил наверх в одно мгновение. Развернул его на спину и прижал к матрасу. Айичиро чаще задышал, рядом с Рином он терял над собой контроль. — Ты чего отвернулся? — зашептал Рин ему в губы, стягивая с него покрывало. — Опять нехорошо? Сейчас мы тебя полечим, — улыбнулся он, и его взгляд показался Айичиро очень голодным.


Рин сбросил покрывало вниз и, скользнув руками под футболку Айичиро, начал поглаживать его грудь.


«Просто забыть. Выкинуть из головы. Расслабиться. Он со мной. Нельзя все портить. Нельзя. Нельзя», — как заведенный повторял про себя Айичиро, но расслабиться не получалось. С каждым прикосновением Рина дыхание сбивалось, жар окутывал тело, но вместе с возбуждением росла и тревога.


— Ай, — снова позвал Рин, замерев. — Что-то не так?


Айичиро не мог посмотреть ему в глаза. И ответить не мог. Хотелось застонать или даже заплакать! Расплакаться, потому что Рин повернул его лицо к себе и теперь смотрел прямо в глаза. Смотрел пытливо, с беспокойством.


Этого Айичиро вынести не мог. Он снова перевернулся на бок. Он понимал, что ставит Рина в тупик, что нельзя так поступать, что нужны объяснения. Но врать Айичиро никогда не умел, а сказать правду слишком боялся. Боялся услышать подтверждение своих самых страшных догадок.


— Что случилось? Тебе плохо?


Айичиро помотал головой, зажмурившись, весь подобрался, даже пальцы на ногах поджал. Рин ведь наверняка все это видит и чувствует. Нужно открыться ему, иначе никак.


Он вздохнул, собрался с духом и медленно развернулся на спину. Встретился взглядом с не на шутку встревоженным Рином.


— Я боюсь, — еле слышно начал он. Все внутри задрожало, грудь сдавило от волнения.


Рин удивленно приподнял бровь, нахмурился:


— Боишься?


— В последнее время, каждый раз после нашей близости ты испытываешь чувство вины, я вижу, — выпалил Айичиро. — Перед кем ты чувствуешь себя виноватым за это? Перед тем, с кем хочешь быть больше, чем со мной? Это Нанасе-сан, да?


Айичиро затрясло. Он лежал под Рином, стараясь дышать ровно, и смотрел ему в глаза. Рин молчал, не отводя взгляда. Он не опроверг предположение Айичиро. Значит?..


— Дурак, — Рин облегченно выдохнул и растрепал ему волосы, запустив в них пальцы. — Напугал. Что ты там себе навыдумывал? Хару приплел.


— Ты всегда так радуешься ему...


— Конечно радуюсь! Он же мой друг. Я и Соске радуюсь. Но на источники в каникулы я ведь не с ними ездил, — усмехнулся Рин и скользнул рукой по животу Айичиро, огладил. Мышцы судорожно сжались от ласковых прикосновений. — И ночи я тоже не с ними провожу.


— Так они не живут в одной комнате с тобой. А теперь ты и от меня переедешь.


— Ай. Конечно, то, что мы жили в одной комнате, сыграло свою роль в самом начале. Но теперь это не важно.


— Но ты все равно себя за что-то винишь.


— Да.


Сердце болезненно екнуло.


— Но все совсем не так, как ты себе надумал. Эта вина не перед кем-то со стороны. Просто порой я думаю... Через год я, наверное, уеду, а ты останешься здесь. И иногда мне кажется, что для тебя было бы лучше, если...


— Нет, — испуганно перебил Айичиро. — Не говори этого! И не думай так! Я ведь не маленький, я все понимаю и все равно... Я хочу быть с тобой и этот год тоже, а что будет после, никто не знает. Зачем об этом думать сейчас? Я ведь до сих пор никак не могу поверить, что ты со мной! Мне бывает страшно, что я вдруг стану тебе не нужен. Вот появился еще и Ямазаки-семпай, который тебе дорог. Ты будешь жить с ним в одной комнате. Нет, — он накрыл рот Рина рукой. — Я знаю-знаю! Он твой друг и я опять говорю глупости. Я просто хочу сказать, что ты не должен себя винить или пытаться решать за меня. Я ведь понимаю: это может закончиться в любой момент, но я хочу быть с тобой! До последней секунды! И я никогда не пожалею.


Рин убрал его руку ото рта и прильнул к губам, вовлекая в поцелуй. Глубокий, чувственный, заставляющий забыть обо всем.


— Сейчас мы все эти сомнения и страхи из твоей головы будем выгонять, — предостерегающе проговорил Рин, облизнувшись. Он положил руку на бедро Айичиро, пальцами подцепил резинку трусов и потянул ее вниз. — И из моей тоже. Чтобы больше никаких глупостей. Да?


— Да, — с облегчением кивнул Айичиро, широко улыбнувшись. Он с готовностью приподнял бедра и помог снять с себя белье.


— А за то, что так напугал меня в начале, я тебя накажу. — Рин стянул с себя майку и спрыгнул на пол.


Айичиро подполз к краю кровати, заинтересованно следя за ним.


— Зачем это? — вырвалось у него, когда Рин достал из шкафа ремень.


— Сказал же: буду наказывать! — Он сложил ремень вдвое и намотал концы на руку. — Давай, укладывайся на живот.


Айичиро округлил глаза.


— Этим? Ты же всегда рукой...


— Ты еще никогда так не трепал мне нервы, так что давай-давай. — Рин подошел к кроватям.


Айичиро отпрянул к стене, замотав головой.


— Нет? Ты еще и не подчиняешься мне? — Рин приподнял бровь. — Ложись, Ай.


— Нет! Я и так все понял! Не надо ремня! — К щекам хлынул жар, Айичиро облизнулся и заерзал. Он снова возбуждался.


Они иногда играли в такие игры, Айичиро нравилось: властный, суровый Рин и провинившийся он. Это всегда заводило. В руках Рина он всегда чувствовал себя беззащитным маленьким мальчиком, и это было так волнительно. В такие моменты Айичиро был готов на все, чего бы ни пожелал Рин. Хотелось сдаться ему целиком и полностью. Но Рин никогда не использовал посторонних предметов!


— И что же ты понял? — усмехнулся Рин.


— Что ничего больше не буду скрывать от тебя. Если в чем-то засомневаюсь, сразу расскажу!


— Отлично. Но надо закрепить. — Он залез наверх, и Айичиро дернулся в сторону. Рин поймал его за ногу и ловко подтянул назад. Айичиро пискнул. — Вот это прыткость! — присвистнул Рин, поворачивая его на живот, несмотря на отчаянное сопротивление. — Эту бы энергию да на брасс!


— Я же извинился за проигрыш! — пропыхтел Айичиро, все еще не теряя надежды вывернуться из крепкой хватки.


— И это тоже нужно закрепить!


— Ремнем не нужно!


— Тихо! — Рин внезапно сменил интонацию на более жесткую, повысив голос. Айичиро замер, перестав вырываться. — Вот так. Молодец, — улыбнулся Рин, все же уложив его на живот и задрав так и не снятую футболку. — Вытяни руки.


Айичиро вздохнул и послушно помог снять ее с себя. Зачем вообще было сопротивляться? Его уже потряхивало от возбуждения. От одного голоса, просто от того, какую власть над ним имел Рин.


Айичиро уткнулся лицом в подушку. В конце концов, чего он перепугался? Это же его Рин. Он не станет что-либо делать против его воли. Если ремень окажется слишком болючим, Айичиро просто об этом скажет.


Шлепок был таким неожиданным, что Айичиро вскрикнул, крупно вздрогнув. Но это была рука, не ремень! Он приподнял голову и сразу увидел, что тот лежит на полу. Кожу на правой ягодице уже знакомо зажгло. Айичиро улыбнулся.


— Сейчас достану и передумаю, — хмыкнул Рин, ущипнув его за зад.


Айичиро снова спрятал лицо в подушку. Кровать еле слышно скрипнула и ягодицу снова обожгло болью. Но не от шлепка. Айичиро шикнул, обернулся через плечо. Рин его укусил. И еще раз! И еще!


Айичиро застонал, не выдержав.


— Запомни, Ай. Даже если меня нет рядом, я всегда узнаю. И если ты с кем-нибудь... — Рин понизил голос, и Айичиро почувствовал, как по спине пробрало ознобом. — Тогда я накажу тебя по-настоящему.


— Что ты говоришь-то! Я никогда... — Айичиро задохнулся на полуслове, сипло застонав от внезапно накрывшего удовольствия.


Рин зализывал свои укусы, целуя его ягодицы. Айичиро опустил голову, зажмурившись, смял наволочку пальцами. Налившийся кровью член болезненно уперся в матрас. Айичиро поправил его, потерев пальцем головку, и Рин недовольно рыкнул. Айичиро стиснул зубы и вцепился рукой в матрас.


Рин оглаживал его бедра, бока и спину, то едва касаясь, то с нажимом. А Айичиро сходил с ума, ему просто хотелось кончить, вырваться из круговорота мучительно-сладкого удовольствия. Слишком острого и слишком сильного.


Рин перевернул его на спину, вошел плавно, но уверенно, одним движением. Он накрыл губы Айичиро своими, толкнулся вперед, глубже, и сразу же выскользнул почти целиком, только для того, чтобы снова войти. Больно не было, или Айичиро уже не был способен различить боль и удовольствие. Он обвил Рина ногами, вцепился в него крепко и прильнул всем телом, уже даже не пытаясь сдерживать стоны.


Айичиро продержался совсем недолго, бурно кончив, и Рин кончил следом, шумно дыша.


— Ну что, я справился с твоими сомнениями и страхами? — Рин ткнулся губами в его висок.


— Да, — улыбнулся Айичиро. — И если так будет всегда, то, боюсь, я буду часто сомневаться.


— Ненасытный, — усмехнулся Рин.


— Влюбленный, — поправил его Айичиро.


Дыхание перехватило от того, как крепко обнял его Рин, и Айичиро прижался к нему всем телом.


Ночь неизбежно закончится, Рин переедет в другую комнату, но Айичиро постарается впредь не поддаваться страхам. Он нужен Рину, и именно в это необходимо безоговорочно верить.


Конец.


@темы: Slash, "Чувство вины", "Free!"