13:29 

Я вернусь (6)

Leksi_Dawn
***


Вернуться назад, было решено еще в самолете. Том надел браслет на руку, и он теперь постоянно напоминал об этом намерении. Хотя, напоминания были ни к чему: в Маркен и без того тянуло со страшной силой. Если в самолете причина такого желания вернуться была не совсем осознанной, то теперь Том ее знал: он успел ее прочувствовать.
Планы по возвращению пришлось отложить. На работе возникли неожиданные перевороты событий, что требовало от Тома обязательного присутствия. Но перевороты эти были на руку и самому Тому, поэтому он с энтузиазмом разгребал свалившиеся на голову хлопоты, мечтая побыстрей оказаться рядом с Биллом.
Что бы ни означал тот жест с браслетом, в одном Том теперь был абсолютно уверен: Билл неравнодушен. До сих пор. Иначе, зачем было нестись в аэропорт? Даже если он полагал, что таким образом прощается, на более тонком уровне своих ощущений он желал привлечь внимание, показать, что ему не все равно.
Том в очередной раз улыбнулся своим мыслям. Внутри все зудело, стоило только подумать о том, что его ждут. Не только Каро — что само собой разумеется, — его ждет Билл! Тот самый мальчик-зайчик, шпионивший за ним добрую половину его юности и так четко динамивший уже в настоящем.
В Нью-Йорке Том задержался на два месяца. Время близилось к зиме. Как только все возникшие дела были улажены, договоренности заверены, а решения приняты, он незамедлительно вылетел туда, где оставил покой. Том до сих пор поражался как так внезапно простой интерес и азарт переросли в круговорот настолько остро будоражащих ощущений.
Он волновался и теперь. Он снова пропал, и Билл успел его возненавидеть заново. И ни раз. Наверняка. Но Том не унывал: теперь он знал то, в чем сомневался раньше, и это, несомненно, было огромным преимуществом.

***


— Том, я ничего не поняла, что происходит? — взволнованно вопрошала Каролайн, еле поспевая за спешившим куда-то Томом.
Он ничего ей не объяснил, только позвонил и сообщил, что прилетает, а теперь, ворвавшись в дом, скинув сумку и выдув два стакана сока с дороги, снова собирался уйти.
— Все потом, Каро, все потом, — поцеловал он сестру. — Просто ты, кажется, была права, — он улыбался, глядя ей в глаза.
— В чем? О чем ты? — от его улыбки волнение отступило, но неизвестность все равно нервировала.
— О береге, о том самом береге, — он снова чмокнул ее и вышел на улицу. — Не бойся, все отлично, теперь все просто шикарно.
— Скажи, хотя бы, куда ты? — Каролайн тоже вышла из дома.
— К Биллу.
— К Биллу?
— Да, — он весь светился. — Я все объясню позже, ты только не переживай, — Том подмигнул сестре, вышел на дорогу и направился к дому Классенов.
Тянуть не хотелось. Он и без того долго отсутствовал, чем без сомнений навлек на себя праведный гнев недотроги.
Байка у дома не было, но и на улице уже сильно похолодало. Вполне возможно, Билл уже не ездил на мотоцикле. Том постучал в дверь и замер в предвкушении, но внутри было тихо. Ему никто не открыл. Еще немного постояв там и подумав, Том снова вышел на дорогу. Просто ждать не хотелось: для этого было холодновато. Идти искать, тоже не было хорошей идеей, так как местоположение Билла он не знал даже примерно. Был будний день, и время подходило к обеду — Билл мог быть где угодно.
Немного еще подумав, Том все же зашагал в направлении набережной и, как оказалось, это было верным наитием. Как только он вышел к ресторану, увидел ту самую девчонку из дома Классенов. Каро говорила, что она сестра Билла.
— Эй, — окликнул он ее, подойдя.
Девочка отвлеклась от разговора с молодым человеком и обернулась.
— Привет. Помнишь меня? Я к Биллу приходил, — начал Том, улыбнувшись.
— Допустим, — сощурилась она.
— Я его ищу, а телефон не отвечает. Он мне срочно нужен. Не знаешь, где он? — перешел сразу к делу Том.
— На встрече какой-то. Вроде. По работе, — нахмурила она лоб, вспоминая.
— В городе?
— Ну, да.
— Ок. Спасибо, — подмигнул Том, отсалютовал озадачившейся девчушке и зашагал к остановке.
Он пристроился к небольшой кучке туристов, напросившись в их микроавтобус, и отправился в Амстердам.
Рассудив, что о встрече, связанной с работой, должны знать в клубе, он заехал именно туда и не ошибся. Там ему поведали и о времени, и о месте этой самой встречи.
Том поймал такси и уже через пятнадцать минут оказался у нужного кафе.

Он вошел внутрь. Помещение оказалось довольно просторным. Обстановка была строгой, но приятные теплые цвета, преобладавшие в интерьере, смягчали атмосферу, делая ее комфортной. Еле слышно играла инструментальная музыка, ненавязчиво разливаясь по залу.
Том огляделся. Билла он увидел сразу. Сердце перевернулось в груди и застучало сильней. Он тихо присел за крайний столик, находившийся ближе к входу, заказал стакан сока и стал ждать, наблюдая. Билл разговаривал с двумя мужчинами лет тридцати. Держался уверенно, достойно, иногда улыбался, чуть снисходительно, сдержанно, ничего не обещая, даруя лишь намек на благосклонность.
Волнение с каждой минутой возрастало. Сидеть на месте, смотреть на него, такого потрясающего, такого близкого сейчас, и просто ждать, становилось невыносимым.
Наконец момент настал. Все трое поднялись из-за стола и, пожав друг другу руки, направились к выходу. Том тоже встал и уже приготовился к столкновению с цунами, но Билл повернул в другую сторону и скрылся в небольшой арке. Том оставил деньги на столике и пошел следом.
За аркой, как и предполагалось, находились туалеты. Том перевел дух и открыл дверь в один из них. Внутри он никого не увидел, значит, Билл зашел в одну из кабинок, напротив которых располагался ряд раковин. Том остановился чуть дальше от двери и стал ждать.
Через минуту Билл вышел из кабинки, поправил на себе водолазку, поднял глаза и замер. Несколько безмолвных секунд он просто смотрел на Тома. Также молча отвернулся и прошел к раковине. Открыл воду, вымыл руки, высушил их и собирался выйти, но Том преградил ему путь.
— Билл…
— С*ка, — резкий удар в челюсть взорвал голову острой болью. — Какая же ты с*ка! — снова замахнулся Билл, но Том увернулся, еле перехватив его руку и вывернув ее за спину. — Сволочь, — процедил Билл, морщась от боли в попытке освободиться.
— Успокойся…
— Да пошел ты! Ненавижу! Как же я тебя ненавижу! — проорал Билл отчаянно-гневно. — Что ты здесь делаешь? Какого черта?!
— Ты хотел, чтобы я вернулся, я тоже этого хотел.
— Бред! Ничего я не хотел.
— Угу, поэтому привез браслет в аэропорт.
— Я просто хотел вернуть его, как единственную вещь, которая с тобой еще связывала! Вернуть и забыть!
— Зачем же возвращать, если можно выбросить?
— Затем!
Возникла пауза. Билл тяжело дышал, но уже не буянил.
— Я тебя отпускаю, а ты не дерешься, ок?
Билл кивнул.
Том осторожно ослабил хватку, отойдя на пару шагов назад. Но, оказавшись на свободе, Билл все же успел развернуться и ударить еще раз. В живот. Том согнулся, прорычав проклятие.
— Все, я спокоен, — поспешил осведомить его Билл, разминая ушибленные пальцы и отходя на безопасное расстояние.
— Если ты думаешь, что тебе это будет сходить с рук всегда, ты ошибаешься, — выпрямившись, проговорил Том серьезно.
— Всегда? — хмыкнул Билл. — Не льсти себе. К следующему твоему пришествию я тебя даже не узнаю.
Том подошел к нему. Мягко, но решительно взял его лицо в руки, почувствовав, как он вздрогнул.
— Я вернулся. Осознай это наконец. Я приехал к тебе, — Том говорил тихо, даже вкрадчиво.
Он не хотел сейчас ругаться, он хотел совсем другого.
— Что ж ты так торопился, право слово, такая спешка была ни к чему, — съязвил Билл, но высвободиться не пытался.
— Быстрей не вышло. Непредвиденные обстоятельства, но как только смог, сразу прилетел.
— Мог бы позвонить, написать…
— Да какое написать? С тобой и с глазу на глаз-то ничего не поймешь, не хотел я объясняться на расстоянии.
Снова наступила тишина. Том смотрел в его глаза. Билл что-то решал.
— Я ведь ждал, — тихо сказал он.
— Я знаю. Прости.
— И уже перестал.
— И это я предполагал.
Снова молчание.
Билл уже не выглядел таким воинственным. Том все еще удерживал его лицо в руках, спустив ладони к шее. Кожа его была невозможно мягкой, глаза смотрели так пронзительно, что спирало дыхание, чуть приоткрытый рот, влажные губы. И тут Том не выдержал. Он подался вперед, жадно его целуя. Казалось, оттолкни его Билл сейчас, и он прибьет его на месте. Но Билл не оттолкнул. Он вжался в него всем телом, тихо застонав, и начал отвечать. Том обнял его, только сейчас осознавая, насколько на самом деле изголодался.
Билл запустил руку в его волосы и сжал их у корней.
— Где дреды? — выдохнул ему в губы, разорвав поцелуй.
— Надоели.
— Непостоянный америкашка, — Билл чуть оттянул его голову назад, все еще сжимая волосы в кулаке.
Том заскользил губами к шее, покрывая ее горячими засосами и мягкими укусами.
Билл задрожал.
— С*ка, — проскулил он, запрокинув голову.
— У тебя есть здесь квартира? — прохрипел Том, с трудом оторвавшись от него.
— Есть, но туда нельзя.
— Почему?
— Там любовник.
Том выпрямился, посмотрев ему в глаза.
— Да нет там никого, нет, — стушевался Билл под серьезным взглядом. — Но были… не хочу туда… с тобой.
Тому понадобилось какое-то время, чтобы осознать смысл услышанного. Он подался вперед, с чувством его поцеловав.
— В гостиницу? — прошептал он, облизнув только что исцелованные губы.
Билл сглотнул и, ничего не сказав, потащил его к выходу.
Они вышли на улицу и подошли к белоснежному BMW.
— Неплохо, — восхищенно протянул Том. — Твоя?
— Мамина. Своей пока не имею.
Они сели в машину и уже через несколько секунд мчали к месту назначения.
— У меня нет ни смазки, ни презерватива, — опомнился Том.
— У меня есть.
Том посмотрел на него. Понимание того, что это может означать, царапнуло по нервам. Билл продолжал смотреть на дорогу, и Том отвернулся.
К гостинице они подъехали спустя десять минут.
Сняв номер, быстро поднялись на третий этаж.
Никто не проронил больше ни слова, пока ни оказались внутри.
Том быстро подошел к Биллу и оттеснил его к стене, целуя. Он наконец позволял ему вести, и это рвало на части, распаляло тело и расщепляло разум. Том целовал его властно, настойчиво, жадно. И Билл отвечал. Не менее страстно, давая понять, что изголодался не один Том. Он постоянно перехватывал бразды правления, и Том с удовольствием позволял ему это.
Наконец, усилием воли Том оторвался от истерзанных губ и перевел сбившееся дыхание. Возбуждение охватило все тело, держа в постоянном напряжении.
— Когда ты прилетел? — просипел Билл, изучая его лицо.
— Только что. Прилетел и сразу к тебе.
— Надо в душ, — Билл увлажнил мгновенно пересохшие губы языком.
Том, не удержавшись, снова прихватил их своими.
— Пойдем, — Билл вывернулся из его объятий и прошел в номер в поисках ванной.
Ванная нашлась быстро и приятно удивила всеми необходимыми удобствами.
Они посрывали с себя одежду и вместе зашли в душ, включив чуть теплую воду. Под приятно освежающими, но не охлаждающими струями, стало немного легче, и Тому удалось расслабиться. Он прижался к спине Билла, обвив руками его талию, уткнулся лбом в затылок и закрыл глаза.
Он вдыхал его запах, оглаживал тело, изучая и наслаждаясь им. Размыливая ароматную пену по подрагивающему под прикосновениями животу, часто вздымающейся груди, набухшим соскам, вниз по бокам к бедрам и снова на живот. Скользнул чуть ниже и, погладив твердую плоть, тут же услышал хриплый выдох.
Билл развернулся в его объятиях, обвил руками, проведя ими по спине и заставив прогнуться. Том вжал его в себя сильней, с силой закусив губу от соприкосновения болезненно возбужденных членов. Мнимое спокойствие смыло с пеной. Их снова колотило от желания.
Они поспешно выбрались из душа.
Билл взял свои джинсы и, нащупав карман, достал смазку с презервативом. Том непроизвольно нахмурился.
— Что? — вскинулся Билл. — Думал, я опять буду ждать тебя годами?
Том, ничего не сказав, притянул его к себе. Поцеловал.
— Она новая, я ее еще не использовал, — добавил Билл уже спокойнее.
— Хоть так, — хмыкнул Том, и они вышли из ванной.
— Ты ревнуешь, — будто все еще не веря, проговорил Билл.
— Ты даже не представляешь, как, — протянул Том, втягивая его в очередной голодный поцелуй.
Билл снова дрожал всем телом. Льнул к Тому, хватался за него. Том притягивал к себе, крепко удерживая, глубоко дыша и упиваясь его запахом. Он покрывал поцелуями его плечи, шею, скулы, лицо. Он скользил губами по влажной гладкой коже, не в силах оторваться или остановиться.
— Как же я скучал, черт… как же скучал, — выдыхал Том сквозь поцелуи. — Я даже не смотрел ни на кого… Билл, — он наконец остановился, посмотрев ему в глаза, — ты понимаешь? Никого! Я никого даже не касался.
Билл, несомненно, понимал. Он смотрел на него ошеломленным, горящим взглядом, тяжело дышал и постоянно облизывал губы.
Том подтолкнул его к кровати и в следующее мгновение они рухнули на мягкий матрас. В этот раз Билл не предпринял попыток сменить положение, и Том с особым рвением начал исцеловывать его. Он покрывал поцелуями все, что было в зоне досягаемости. Он ласкал руками стройное, гибкое тело, каждым прикосновением ощущая его отдачу. Билл был невероятен, его тело источало силу и вместе с тем было столь чувствительным и податливым, что Том задыхался от осознания происходящего.
— Я ведь буду первым? — приблизился он к покрывшемуся уже испариной лицу.
Билл кивнул, глядя ему в глаза:
— Ни с кем другим я это и представить не мог.
— А со мной, значит?..
Билл снова кивнул.
— Скажи это, — попросил Том, снова целуя припухшие губы. — Скажи.
— Всегда… Только ты… Я бы никому и никогда… Только тебе, с*ка ты такая, — прошептал Билл с каким-то отчаянием, обвив длинными ногами его бедра.
И тут Томом в полной мере овладело чувство ответственности, понимания серьезности происходящего. Он задержал дыхание, вновь заглянул в глаза Билла и через несколько мгновений неожиданно для самого себя улыбнулся. Тепло, мягко, легко. Он понял, что его совсем не пугает эта ответственность. Здесь и сейчас, с этим так горячо смотрящим на него парнем, он и сам более чем серьезен в своих намерениях. Том осторожно потерся своим пахом о его. Билл содрогнулся и выгнулся. Том медленно спустился к его животу, вылизывая все, что попадалось на пути. Волнующе торчавшие холмики сосков, многочисленные родинки, пару незаживших мелких шрамов на ребрах, каждую бороздку между едва проглядывавшими кубиками пресса. Билл выгибался навстречу его губам. Рвано, глухо постанывал, цеплялся за его волосы, сжимал их и, прижимая голову к себе, безмолвно требовал большего. Том покорно и с удовольствием выполнял эти требования, покусывая солоноватую кожу, зализывая укусы и двигаясь дальше.
Добравшись до низа живота, он с садистской дотошностью вылизал все, кроме самого напряженного сейчас места.
— С*ка, — в который раз прохрипел Билл, подавшись бедрами вперед.
Том чувствовал, как он хочет, как сгорает от дикого, без сомнений, уже болезненного возбуждения, но заставлял терпеть. И его, и себя. Он слегка приподнялся на локтях, заворожено рассматривая эпицентр его желания. Ровный, чуть больше средних размеров член почти прижимался к животу, нетерпеливо подрагивая и сочась смазкой. Набухшие вены и сеть капилляров переплетались по всей длине ствола, будто выпрашивая ласки, яркая влажная головка бесстыдно оголилась, дразня и предлагая. Аккуратно поджатые яички, как и все остальное, были тщательно ухожены. Билл был хорош и здесь. Не просто хорош, он был шикарен.
— Тишбейн, я убью тебя, — прорычал Билл. — Яйца оторву и четвертую!
Том усмехнулся, переборол желание отсосать изученную красоту и, поцеловав кончик головки, сел на кровати. Он взял смазку, быстро развинтил тюбик и снова лег на Билла, скользнув рукой к чувствительному колечку мышц. Билл вздрогнул от прохладного прикосновения к разгоряченно-пульсировавшей коже, немного напрягшись. Том растер крем вокруг ануса, осторожно погрузив в него кончик пальца. Мышцы сомкнулись, став еще тверже.
— Расслаблюсь, — шепнул Билл. — Я расслаблюсь, действуй!
Том наклонился и втянул его в поцелуй, протолкнув палец дальше.
Не смотря на приказной тон Билла, он старался не торопиться. Аккуратно растягивал и разминал постепенно уступавшие его напору мышцы. Тяжело дышал и стискивал зубы от болезненного напряжения в паху. Наконец, когда сил терпеть не осталось, он вынул пальцы и разорвал упаковку презерватива.
— Я чист, — подал голос Билл, наблюдавший за его действиями. — Проверялся. Если ты не уверен в себе… но если…
— Я всегда предохранялся, но я не проверялся, — засомневался Том. — Давай сегодня перестрахуемся, а позже я все сделаю, — он надел презерватив и вновь поцеловал Билла.
— Позже? — с сомнением шепнул Билл.
— Да, — Том приставил головку к подготовленному кольцу мышц. — Я не исчезну, не бойся. Я теперь с тобой, — он толкнулся в него, войдя сразу наполовину.
Билл вцепился в его предплечья, шумно задышал и приподнял ноги над кроватью. Том подхватил одну из них и принялся целовать его шею. Он решительно вошел до конца и замер, оглаживая бедра Билла, покусывая его ухо. В глазах потемнело от тесноты обхватившей его плоти, а затем темнота зарябила и пошла быстробежными кругами. Голова закружилась, и он начал движение.
Горячность Билла не осталась в стороне и в этот раз. Он расцарапал плечи Тома, он выгибался под ним подобно дикой кошке, шипя и кусаясь, также безудержно, неистово. Он насаживался на его член так самозабвенно, будто каждый толчок последний в его жизни. Том снова сгорал в его страсти. Он вторгался в горячее тело, глядя в почерневшие глаза, и задыхался от неведомых ранее ощущений. С каждым проникновением, с каждым стоном Билла, с каждой судорогой удовольствия, прокатывавшейся по телу, с каждым порывистым, но нереально чувственным поцелуем он убеждался в том, что данный выбор был самым правильным, из тех, что он когда-либо делал.
Билл кончил первым, крупно задрожав и оставив на руках Тома очередной красный, тут же набухший след от ногтей. Том излился следом, вышел из него, сорвал презерватив и почти бесчувственно свалился рядом.

— Поверить не могу, что это все-таки случилось, — тихо проговорил Билл через несколько минут.
Том повернулся на бок, обнял его, положив руку на живот:
— Вот тебе на, я так старался доказать, что это не сон, — усмехнулся он, поцеловав его в плечо. — Да и ты улик порядком оставил, — он приподнял руку, демонстрируя красные вспухшие дорожки.
Билл осторожно провел по ним подушечками пальцев и остановился, взявшись за тот самый браслет на его запястье.
— Это я? Правда? — он улыбнулся, посмотрев на него, и Том, впервые увидев такую улыбку, адресованную себе, затаил дыхание, наслаждаясь долгожданным моментом.
Билл, заметив это, перестал улыбаться и перевел взгляд на браслет.
— И надолго ты в этот раз? — спросил он, попытавшись выглядеть равнодушно.
Том молчал, с улыбкой разглядывая его. Билл снова повернул голову.
— Оглох? — немного нервно отреагировал он на отсутствие ответа.
— Надолго, Билл. В этот раз надолго.
— А конкретнее?
— На год.
Билл оторопел.
Том тихо рассмеялся и, подтянувшись на руках, сел. Билл, не сводя с него взгляда, тоже приподнялся и принял полусидячее положение.
— Помнишь, я говорил, что выкупил только половину клуба, — начал Том и, дождавшись кивка, продолжил: — Ну, так вот. С его владельцем я уже достаточно долго знаком и работаю с ним порядочно. Он владеет сетью клубов в Нью-Йорке и несколькими заведениями в пригородах. И в его планах ввести в этот же бизнес сына. Сын не против, но Нью-Йорк ему чем-то насолил, не хочет он там жить и тем более корни пускать. Вообще довольно безбашенный малый. Короче, в прошлый раз я здесь не просто так по клубам шастал. У меня было задание разведать обстановку и найти некоторых людей. Я все сделал. Босс остался доволен. Теперь он с одним своим давним подельником перекупает здесь клуб. Они там вместе уже какие-то дела мутили до этого, я не в курсе подробностей. Клуб, как ты понимаешь, для сына. В Амстердам тот ехать согласился. В общем, сын еще неопытен, и боссу нужен человек, которому он доверяет. На первое время. Мне предложили сделку: я отрабатываю здесь этот год, помогаю наследнику освоиться, и вторая половина клуба в Нью-Йорке моя. — Том сделал паузу. — Я согласился.
Билл слушал внимательно, ничем не выказывая свое отношение к сказанному. Казалось, он еще не понял и не осознал, а может, просто не поверил.
— То есть, ты хочешь сказать, что действительно прилетел на целый год? — уточнил он, с расстановкой проговаривая слова.
Том утвердительно кивнул.
Билл стал совсем серьезным. Нахмурился.
— Что? — не понял Том его реакции.
Ответа не последовало. Том придвинулся ближе к нему, но Билл вдруг отвернулся и свесил ноги с кровати. Том пронаблюдал за этим и хотел взять его за руку, но не успел: Билл поднялся с кровати и отошел от нее на пару шагов. Том поторопился сделать то же самое. Он обогнул его и, встав напротив, обнял.
— Ну, что такое опять? — тихо спросил он, пытаясь словить его взгляд.
— Ничего. Просто я идиот. Кажется, хронический. Надумываю то, чего нет, а потом локти кусать пытаюсь.
Том несколько долгих мгновений просто смотрел на него и наконец понял.
— Ты, что, думаешь, я согласился бы на это, не будь здесь тебя? — Он все-таки взял его за подбородок и заставил посмотреть на себя. — Ты подумал, что я здесь ради сделки, а ты просто приятное приложение?
— А это не так?
— Не так. Билл, у меня был план, он работал. Я и без этого года выкупил бы клуб. Пришлось бы туговато, но я бы это сделал. Я приехал к тебе, а сделка лишь полезное приложение к этому. Не наоборот. Эта работа дала мне возможность приехать и остаться, — он помолчал. — Если я тебе здесь не нужен, я уеду. — Том снова выдержал паузу и осторожно прихватил его верхнюю губу, целуя. — Не веришь мне?
— Я стараюсь. Верить.
— Ничего. У меня впереди как минимум год, чтобы заслужить доверие, — прошептал Том ему в губы.
— Заново, — уточнил Билл, начиная шевелить губами в ответ.
— Заново. Я это сделаю. Хочешь ты или нет.
— Звучит как-то устрашающе.
— Так и есть. Я буду безжалостен. Никаких больше снисхождений. Наручники и кляп, — прорычал Том, завалив его на кровать.
Билл рассмеялся, притихнув, как только оказался под ним. Он смотрел ему в глаза, и Том видел, что первый, возможно совсем ничтожно маленький, но вполне полноценный шаг к доверию ему уже удался. Он снова прильнул к манящим губам. Билл обнял его, подтверждая, что шаг действительно сделан.
— Кстати, — вдруг разорвал поцелуй Том, садясь.
Билл, растерявшись, поднялся следом.
— Я не принимаю назад свои подарки. Он твой! — Том снял с запястья браслет и снова надел на руку Билла.
Билл улыбнулся.
— Да я и не собирался его возвращать, — потеребил он вернувшийся подарок.
— А что же ты собирался сделать?
— Не знаю, — пожал Билл плечами. — Я просто схватил его тогда и погнал за тобой. Наверное, надеялся, что если сам не смогу сказать, то его наличие все скажет за меня. Но я не успел, в голове все завертелось, а тут эта стюардесса. Я на автомате всучил ей браслет. Наверное, с той же надеждой, что ты, увидев его, сам все поймешь.
— И не прогадал, — улыбнулся Том.
— Кажется, нет, — согласился Билл, вернув улыбку.
Том прижался к его боку и уткнулся носом в щеку. Он никак не мог надышаться им. Его запах давал ощущение близости, как оказалось, просто необходимое ощущение.
— Билл.
— Мм?
— Тот нытик у клуба, — Том отстранился. — Много у тебя таких?
Билл смотрел на него, задумчиво разглядывая такое вновь серьезное лицо.
— С этой минуты ни одного, — проговорил он, не отводя глаз.
Том сохранял серьезность еще какое-то время и наконец улыбнулся, подавшись вперед, чтобы в очередной раз ощутить его вкус. Он целовал его тягуче-сладко, упиваясь моментом, не желая его отпускать. И пусть теперь он уверен, что таких моментов впереди много, эти, самые первые, такие осторожно-трепетные уже навсегда останутся в памяти как что-то совершенно необыкновенное, что-то, что в эти самые минуты кардинально меняет их жизни, что-то, до чего, как казалось сейчас, они оба шли слишком долго.
— Том?
— Мм?
— Это все ведь не какая-нибудь идиотская шутка?
Том снова заглянул ему в глаза. Вздохнул.
— Я не такой плохой, Билл. Я многого не видел, да, не понимал, но я уже говорил тебе: я не со зла, — он поднял руку и погладил его щеку.
Билл прикрыл глаза, впитав эту ласку. Том улыбнулся, развернул его к себе и просто обнял. Крепко. Обещающе.
— Билл, — еще раз повторил он его имя.
— Что? — настороженно шепнул Билл.
— Ничего, — так же шепотом в ухо, — просто хорошо.
Билл снова закрыл глаза и обнял его в ответ, неудержимо, счастливо улыбаясь.

Конец.

@темы: "Я вернусь"

URL
   

Уголок фикрайтера

главная