Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:44 

Я вернусь (5)

Leksi_Dawn
Когда Том пришел домой, уже забрезжило раннее утро. Бессонная, насыщенная ночь давала о себе знать непреодолимым желанием оказаться в постели. Поэтому он заскочил в ванную, быстро принял душ, и закрылся в своей комнате, отдавшись навалившемуся сну.
Пробуждение настигло его уже вечером. Судя по звукам, разбавляющим привычную тишину, на улице шел дождь, сопровождаемый мрачными подвываниями ветра. Собирался шторм.
Том потянулся, прислушиваясь к ощущениям. Тело то тут, то там отвечало болью, губы были горячими, их щипало. Он поморщился, но все же постарался размять наиболее скулившие мышцы. Настолько, насколько позволяло положение лежа, так как даже мысль о подъеме сейчас усиливала дискомфортные ощущения.
Том провалялся в кровати полчаса, думая о Билле и прошедшей ночи. Секс был хорош, и никакие последствия не могли это изменить. Нет, он был не просто хорош, он абсолютно точно отличался от всего того, что происходило с Томом последние несколько лет. И дело было не только в том, что сегодня он изменил своим предпочтениям и привычкам ради Билла — дело было в ощущениях, которые он испытал в постели именно с этим человеком. Том уже давно не придавал особого значения тому, с кем спал. Череда симпатичных лиц, интересных собеседников, привлекательных тел. Никто из его любовников не вызывал в душе никаких особых всполохов. Комфорт, удобство, приятный досуг — вот, что сопровождало его, так называемые, отношения, и этого хватало. Это всех устраивало. Те же ощущения, что он испытал с Биллом, Том оправдал пребыванием на родине и связывавшими их нитями пусть не совсем, но все же общего прошлого. Том не воспринимал Билла как малознакомого человека — хотя, по сути, так оно и было, — он ощущал себя рядом с ним… как дома. Да, Билл был частью той его жизни, воспоминания о которой всегда грели. Ну, и самый главный аргумент, засевший в голове: Билл когда-то был в него по-настоящему влюблен! И не исключено, что хотя бы небольшой осколок того чувства где-нибудь глубоко, несмело, но все еще теплился в нем. Осознание этого факта и сейчас вызывало приятное волнение где-то в груди.
Посчитав, что все новые ощущения, возникшие во время их близости, полностью оправданы и проанализированы, Том поднялся-таки с постели и выглянул в окно. Погода вовсю бушевала, утверждая господство совсем недавно наступившей осени. Крупные капли дождя хлестали по стеклам с такой силой, что в какие-то моменты казалось, окно вот-вот лопнет, не выдержав этого натиска. Том поежился, несмотря на то, что в комнате было тепло, натянул спортивные штаны, накинул старую, слегка уже потрепанную кофту и вышел в коридор. В кухне горел свет, безошибочно указывая на местоположение Каро. Том улыбнулся и сбежал вниз, предвкушая вкусный ужин в уютной, теплой обстановке и в самой, что ни на есть желанной компании.
— Том! — провозгласила Каролайн, как только он появился на пороге. — Пришло время осуществлять мечты!
Том прошел к столу и сел на табурет, не сводя настороженного взгляда с слишком уж воодушевленной сестры.
— Ты каким-то образом прознала о том, что произошло со мной ночью? — усмехнулся он, поведя носом в сторону парившего на плите казанка.
— А что произошло ночью? — теперь насторожилась Каро.
Она внимательно посмотрела на его чуть опухшие губы, но ничего не сказала, ожидая ответа.
— Да не важно, — отмахнулся Том, рефлекторно облизнувшись. — Так о каких мечтах речь?
— Том? — Каролайн сощурилась, несколько секунд посверлила его пытливым взглядом, но ничего не добившись, все-таки продолжила:
— Ладно, надеюсь, ты по-прежнему знаешь, что делаешь. Так, о чем я. Помнишь, кого держали родители, и кого мы извели, когда их не стало?
Том смотрел на нее в недоумении.
— Гуси? — осторожно предположил он после недолгих раздумий.
Каро снова расплылась в счастливой улыбке.
— Ты собралась развести гусей? — переспросил Том несколько шокированно.
— Да!
— Но ты же их боишься, — озвучил он причину, по которой они и избавились от этой птицы после смерти родителей. — И когда эти противные птицы успели стать твоей мечтой?
— Они не противные! А страхи уже в прошлом. Молодая была, глупая, — объяснила Каро, развернувшись к плите. — Теперь я абсолютно спокойно к ним отношусь, — она открыла крышку казана и взяла тарелку, — а когда увидела гусят у Теренса, меня как прострелило: хочу и все! — наложив в тарелку рагу, она поставила ее перед Томом.
Том немедля приступил к трапезе, не дождавшись, когда к нему присоединится Каро.
— Ох, уж этот Теренс, то цветы, то гуси, — проговорил он, отломив хлеба. — Ну, и когда ты планируешь этим заняться?
Каролайн тоже села за стол.
— Завтра. Поможешь мне, пока не уехал.
— Так ты уже договорилась? У Теренса и покупаешь?
— Нет, он всех распродал уже. Я покупаю у Вишстеров. Взрослых птиц. Малышей будем делать сами, — улыбнулась она.
— Это же в районе церкви.
— Да, Барт их привезет.
— Ах, Барт, — растянул слова Том. — Ну, а я-то тогда зачем?
Каролайн рассмеялась.
— Боже, только не говори, что опять ревнуешь.
Том только недовольно цокнул, но глядя на счастливую сестру, не удержал серьезный вид, заулыбавшись.

***


Утро субботы оказалось более дружелюбным. Шторм успокоился еще ночью, но небо по-прежнему было затянуто тучами. Каролайн разбудила Тома в восемь часов, сразу принявшись раздавать указания:
— Подъем, братишка! — она отдернула шторку на окне, но светлее в комнате все равно не стало. — Надо достать домики для гусей, проверить все ли с ними в порядке и если что-то не так, успеть починить до приезда Барта.
Том натянул одеяло на голову и мученически простонал.
— Том! — подошла она к кровати. — Это твой последний день дома, ты хочешь проспать добрую его половину? Вот так ты, значит, дорожишь моим обществом, — укорила она его.
Это был нечестный прием с ее стороны, но Том не мог не признать, что в чем-то сестра права. Проспать день отлета ему совсем не хотелось. Он отогнул одеяло и медленно сел.
— Все-все, встаю, — улыбнулся, глядя на строгую Каролайн. — Надеюсь, ты знаешь, где они находятся, или нам их еще и искать придется?
— Не ленись. Все равно других планов нет… или есть?
— Конечно нет, какие планы. Только ты и твоя вкуснейшая стряпня!
Каролайн покачала головой, отвесила ему подзатыльник, и вышла из комнаты.

Домики для птицы нашлись быстро и оказались в очень даже неплохом состоянии. Отец мастерил их сам и тщательно следил за каждой появлявшейся трещиной, тут же ее устраняя. Эти теремочки, как прозвала их Каро, оказались довольно увеситстыми, поэтому было решено оставить их в исходном положении до приезда Барта.
Барт приехал спустя сорок минут. Приехал не один.
— Билл, — протянула Каролайн, приветствуя вылезшего из машины парня.
— Добрый день, — улыбнулся Билл.
— Встретил его по пути. Напросился со мной, — усмехнулся Барт, пояснив незапланированное появление сына.
— Я подумал, помощь может пригодиться, — пожал плечами Билл.
Том улыбнулся, пробежав взглядом по съежившейся после теплого салона автомобиля фигуре, и подошел поздороваться.
— Конечно может, — тут же подхватила Каролайн. — Надо вынести домики из пристройки. Если вы с Томом этим займетесь, мы разберемся с ребятками, — смягчила она интонацию, заглядывая в машину.
— Займемся, — кивнул Том и, пригласив Билла следовать за собой, пошел за «теремочками».
Он открыл дверь, зафиксировав ее в открытом положении, и вошел внутрь. Включил свет, развернулся к вошедшему следом Биллу и хотел его поцеловать, но Билл отвернулся, как ни в чем не бывало пройдя дальше.
— Так где эти ваши домики?
Том на мгновение замер.
— В чем дело? — начал раздражаться он, снова подойдя и развернув Билла к себе.
— О чем ты? — постарался сохранить невозмутимость Билл.
— Ты прекрасно понимаешь, о чем я, — твердо проговорил Том.
— Нет, не понимаю, объясни.
— Зачем ты приехал?
— Я же сказал: хотел помочь.
— Я похож на идиота?
— Нет.
— Тогда не пори чушь!
— Да что тебе надо от меня? — не выдержал Билл, повысив голос и всплеснув руками. — Да, переспали. Тогда мы этого хотели и нам это было нужно. И что теперь? Мы не стали парой, и я не обещал тебе, что теперь при каждой встрече буду с тобой миловаться, — выпалил он на одном дыхании. — Так что, отстань от меня и показывай свои дома. Или я ухожу.
— Это какая-то фобия? — осведомился Том спустя какое-то время пристального разглядывания вспыхнувшего Билла.
— Что еще за фобия? Причем здесь это?!
— Это у тебя надо спросить. Такой умный, а своих недугов не знаешь, — съязвил Том.
— Нет у меня никаких недугов, — жестко проговорил Билл. — Мы займемся наконец тем, зачем пришли или мне уйти?
— Я бы не был так уверен, — проигнорировал Том последний вопрос. — Как минимум, ты до одури боишься передать кому-то брозды правления. Только вот спустись на землю, мистер Вселенная! Я целую, обнимаю или трах*ю людей потому, что мне нравятся эти люди и я хочу к ним прикасаться, а не затем, чтобы вдруг начать конролировать их или их жизни. Так что расслабься!
— Что ты несешь?! — снова повысил голос Билл. — Боже, какой бред! Откуда ты все это взял?! Это тебе лечиться надо! Я не имею ни малейшего понятия, о чем ты здесь говоришь. Я не лобызаюсь с тобой при всяком удобном случае только потому, что не хочу!
Том не дал ему продолжить, просто заткнув грубым поцелуем.
— Не хочешь, значит? — огрызнулся он, притянув Билла к себе и не дав ему отстраниться. — То-то ты так стонал в постели, пытаясь сожрать мои губы!
— Отпусти меня! — Билл с силой толкнул его в грудь, но это помогло лишь на несколько секунд, пока Том снова не вцепился в него мертвой хваткой и не начал целовать.
Билл прокусил его нижнюю губу, и Том отпрянул, тут же почувствовав вкус крови.
— Показывай домики, мать твою! — Билл глубоко дышал, сверля Тома гневным взглядом.
Том вытер рукавом прокушенную губу.
— Дикарь, — процедил он, некоторое время еще посверлил Билла пронзительным взглядом и, наплевав на все, показал наконец то, зачем они пришли.
Больше никто не произнес ни слова. Они перетаскали домики во двор и установили их там, где попросила Каролайн.
— Ну, вот, мои хорошие, — проговорила она, выпуская гусей из клеток, которые уже стояли на земле. — Добро пожаловать домой, — заулыбалась, глядя на то, как птицы осторожно выхаживают в своих новых владениях.
— Ну, я пойду, — подал голос Билл, как и все наблюдавший за новоселами.
— Может, на обед останешься? — предложила Каро.
— Да нет, спасибо, — дежурно улыбнулся он и зашагал к калитке.
Каролайн посмотрела на Тома. Что-то неладное она уловила сразу, как только парни показались на глаза.
Том проводил Билла взглядом и снова посмотрел на осваивающихся птиц. Билл был прав: они никто друг другу. Они просто переспали, удовлетворив свои потребности. Это все вообще не должно его волновать, но не смотря на все доводы разума он не мог успокоиться. Какая-то подвешенная ситуация, непонятное поведение Билла, недосказанность — все это беспокойно клокотало внутри, не давая расслабиться и просто забыть. Том не хотел улетать с этим неприятным осадком, оставшимся от их перепалки. Все вышло не так. Все было неправильно. И эта встреча не должна была стать последней перед его отъездом. Том тоже направился к калитке.
— Ладно, пусть обживаются, — сказал Барт Каролайн. — Пойдем в дом, холодно.
Каро улыбнулась ему и перевела взгляд на брата.
— Том, пойдем обедать.
— Нет, я прогуляюсь. Я недолго, — бросил он, уже выходя на дорогу.
Она понимающе посмотрела ему вслед и, взяв Барта под руку, направилась в дом.
Билла он увидел почти сразу, как только повернул на ведущую к его дому улицу. Он шел не спеша, и Тому даже подумалось, что делал он это намеренно. Том хотел в это верить: это обнадеживало. Он прибавил шагу.
Билл прошел мимо своего дома и свернул чуть дальше, подтвердив догадки Тома: он видел его и вместо того, чтобы уйти домой, негласно пригласил пройти за собой.
Том быстро нагнал его, свернув между домами. Билл стоял, облокотившись спиной о стену одного из них. Место он выбрал достаточно уединенное.
Том подошел к нему и встал напротив. Расстояние между домов было не больше полутора метров, поэтому к Биллу он оказался совсем близко. Тот поднял глаза, и некоторое время они просто смотрели друг на друга. Затем Билл подался вперед и прильнул к его губам, неожиданно мягко целуя. Том удивился, но не растерялся, так же трепетно ответив, обняв и прижав его к себе.
— Теперь твоя душа спокойна? — облизнувшись, ровно спросил Билл. Слишком ровно.
Том выпустил его из объятий.
— А твоя?
Они вновь замолчали, глядя друг на друга.
— Счастливого полета, Том, — наконец проговорил Билл все так же спокойно и, развернувшись, вышел из их временного укрытия.
— Спасибо, — не двинувшись с места, ответил Том.
Он вытащил из кармана пачку сигарет и закурил. Что ж, это было лучше, чем прокушенная губа. Намного лучше. Но по сути ничего не изменилось. Все тот же непонятный Билл со своими непонятными чувствами и все та же недосказанность.
Том, решив выкинуть все это из головы, затушил сигарету, вышел на дорогу и, выбросив бычок в урну для мусора, отправился домой. Ему предстояло собраться, провести оставшиеся часы в Маркене вместе с сестрой и отправиться восвояси. А Билл… Конечно хотелось расстаться на более положительной ноте, но Билл захотел по-другому. И ничего не оставалось, как просто принять его выбор, не смотря на то, что причин Том так и не понял.

***


Время близилось к ночи. На улице давно стемнело, но в здании аэропорта было светло как днем. Том ждал объявления выхода на посадку. Всего пару часов назад он еще сидел в уютной гостиной и пил ароматный чай, разговаривая с сестрой. А еще чуть ранее он целовал потрясающего парня. Нервного, дикого, необузданного. А ведь изначально он показался ему безэмоциональным занудой. Том усмехнулся, осторожно коснувшись раны на губе кончиком языка.
Профессионально поставленный женский голос объявил о начале посадки на ожидаемый рейс, и Том понял, что с тех пор, как покинул Маркен, едва достигнув совершеннолетия, он впервые не рвется в Нью-Йорк. Он отчетливо осознал, что остался бы погостить еще. Что-то держало, и это пока еще не совсем понятное чувство было для него чем-то совершенно новым.
Он уже подошел к девушке, проверявшей наличие билетов у пассажиров, когда зазвонил телефон. Это была Каролайн. Том напрягся.
— Да, — поспешно ответил он на звонок, отойдя в сторону, чтобы не загораживать дорогу остальным.
— Том, ты еще в аэропорту?
— Да, что-то случилось?
— Нет, то есть да, в общем, ничего страшного. Просто Билл заезжал минут пять назад, спрашивал во сколько у тебя рейс. Я подумала, тебе надо знать.
Том ответил не сразу, замерев на несколько секунд.
— Билл?
— Да. Я сказала ему время, и он уехал в сторону дамбы. Том, он к тебе рванул? Между вами что-нибудь было? Твои травмированные губы связаны с этим?
— Не знаю. И да, кое-что было. Но не переживай, ладно? Все хорошо.
— Точно?
— Да.
— Ну, смотри. Счастливо долететь. Не забудь отзвониться.
— Не забуду, пока.
Том растерянно нажал на кнопку отключения вызова и вдруг развернулся, вглядываясь в сторону выхода из аэропорта. Стало неспокойно. Сердце застучало быстрей, сбив дыхание. Он простоял так, пока последний пассажир его рейса не скрылся из виду. Продемонстрировав свой билет и пройдя мимо проверяющих, он снова обернулся, окинул цепким взглядом народ в аэропорту и наконец прошел на посадку. Чувство, тянувшее его назад, усилилось. Этот звонок Каро взбудоражил что-то немыслимое внутри. С чего он так разволновался? Билл едет в аэропорт? Зачем? Что он хочет сказать? В последний момент. Наверное, что-то важное. Том судорожно обдумывал происходящее, в конце концов придя к выводу, что отчаянно хочет вернуться, дождаться Билла и узнать, что он хочет. Но он не вернулся. Он попытался взять себя в руки и взошел на борт самолета. Том рассудил, что обязательно узнает контакты Билла и свяжется с ним из Нью-Йорка. В конце концов, у этого дикаря десять настроений на час, чтобы вот так из-за него срываться.
Том нашел свое место. Сел и окончательно убедил себя в том, что зря так разнервничался. Тем не менее взгляд поневоле устремился в иллюминатор, все еще чего-то ожидая.
Самолет готовился к старту. Пассажиры присстегивали ремни, удобно устраиваясь на своих местах. Зашумели двигатели.
— Простите. Том Тишбейн?
Том посмотрел на подошедшую стюардессу:
— Да.
— Вот, вам просили передать. Молодой человек. Он сказал, что вы поймете от кого, и что это очень важно, — протянула она руку.
Том перевел взгляд и на мгновение перестал дышать, пораженный. В руке девушки лежал браслет. Тот самый, что он надел на руку Билла семь лет назад.
— Все хорошо? — нерешительно осведомилась стюардесса, все еще держа руку на весу.
Том опомнился и забрал протянутую вещь.
— Да, спасибо, — кивнул он.
— Больше ничего не нужно?
— Нет, все хорошо.
— Тогда счастливого полета, — улыбнулась девушка и хотела отойти, но Том остановил ее:
— Нет, постойте. Где… то есть когда он?..
— Молодой человек остановил меня в аэропорту, только что, я уже выходила. Видно было, что он очень торопился, но, видимо, так и не успел, — ответила она на путанно заданный вопрос. — Простите, мы уже взлетаем.
— Да-да, спасибо еще раз.
Девушка поспешно удалилась. Самолет начал движение.
Том снова уставился в иллюминатор, вглядываясь в окна аэропорта в надежде увидеть внутри знакомую фигуру, но так и не найдя желаемого, посмотрел на браслет у себя в руках. Невероятно…
Том запрокинул голову назад и прикрыл глаза. Он сидел неподвижно, перебирая в пальцах переплетеную кожу браслета. И лишь спустя какое-то время, по лицу расползлась широкая улыбка.

@темы: "Я вернусь"

URL
Комментарии
2013-11-22 в 10:33 

монгольчонок_ким
Поведение Билла мне понятно)) А браслет вернет Тома назад))
_Leksi_, спасибо за проду!

2013-11-22 в 13:37 

Leksi Dawn
Поведение Билла мне понятно))
Это очень радует!))

Спасибо большое за отзыв! :heart:

   

Уголок фикрайтера

главная