15:12 

Я вернусь (2)

Leksi_Dawn
***


Вечером Том отправился устанавливать более теплый контакт с Биллом. Где жил этот парень он помнил смутно, но направление знал точно, а этого для крохотного Маркена было вполне достаточно. Он прошел совсем немного, когда увидел возле одной из стен знакомый байк. Том улыбнулся и уже без тени сомнения скользнул между домов, чтобы оказаться по другую сторону улицы и подойти к входной двери.
Том не стал заготавливать речь или морально готовиться перед очередной встречей. Он уверенно постучал в дверь, как только оказался перед ней. Открыли ему быстро. На пороге стояла кареглазая девчонка лет пятнадцати, с густой копной длинных черных волос, сощуренными глазами в обрамлении длинных ресниц, маленьким прямым носом и пухлыми, недовольно сомкнутыми губами.
— Чем обязаны?
— Мне нужен Билл, — отозвался Том. — Он дома?
— А вы кто?
— Друг, — нашелся он, ни секунды не колеблясь.
Девчонка склонила голову к плечу, вглядываясь в его лицо, и этот жест показался Тому очень знакомым.
— Из университета или из клуба? — продолжила она, видимо, так и не признав в госте знакомых черт.
— Из клуба, — ответил Том, мысленно запомнив беспечно выданную ему информацию.
— Хм.
— Так он дома?
— Да, зайдите, — она распахнула дверь и приглашающе кивнула головой.
Том вошел в маленькую прихожую, бегло ее осмотрев.
— Билл, — громко прокричала девочка в сторону просматривающейся в конце коридора лестницы. — К тебе пришли. Из клуба.
Посчитав свою миссию выполненной, она скрылась за одной из дверей, оставив Тома в одиночестве. Одиночество длилось недолго. С лестницы, не заставив себя ждать, спустился Билл. Одет он был в домашнем стиле. Босые ноги, черные спортивные штаны и однотонная синяя майка. Прическа теперь находилась в легком беспорядке.
Билл подошел к нему с отчетливо читавшимся во взгляде вопросом.
— Привет, — улыбнулся Том. — Поздороваться мы ведь так и не успели.
— И ты пришел, это исправить?
— И это тоже.
— А есть еще что-то?
— Что за девчушка? — кивнул Том на дверь, за которой скрылась брюнетка, проигнорировав небрежно заданный вопрос. — Не помню ее.
— Ты, судя по всему, вообще мало, что помнишь. Так зачем ты здесь?
— Пригласить тебя прогуляться.
— Прогуляться? — интонация, с которой Билл задал вопрос, не походила на удивление, но одна из бровей чуть дернулась вверх.
— Да. Просто пройтись, поговорить.
— А нам есть, о чем?
— Мы живые люди, а люди всегда найдут, о чем поговорить.
— Да. Если хотят.
— Ну, мы же хотим.
— Не сказал бы.
— Да ладно, Билл. Простая прогулка. Я же не на свидание тебя зову.
— Я не люблю делать вещи, которые не имеют никакого смысла, так как это бездарная потеря времени, — спокойно проговорил Билл. — Предлагаемая тобой прогулка входит в категорию таких вещей, поэтому нет. Я не пойду. Если тебе скучно, — он открыл входную дверь, — пройдись до пристани, наверняка, кого-нибудь встретишь. Или езжай в Амстердам, там-то уж точно не заскучаешь. Пока, Том.
Том не сдвинулся с места.
— Вот так, значит?
Билл пожал плечами, все еще держась за ручку открытой перед Томом двери.
— И в чем же причина такого «гостеприимства»?
— Можешь считать, что я не люблю американцев и, повторюсь, ты зря отнимаешь мое время. Я его очень ценю.
— Я не американец.
— Спорный вопрос.
— Ну, что ж, ладно, — Том, поняв, что уговаривать бесполезно, все-таки вышел из дома и обернулся. — Я не прощаюсь.
Билл закрыл дверь, ничего на это не ответив. Казалось, его вообще ничего не трогало. За все время этой короткой беседы Том так и не смог уловить в его лице, взгляде или жестах ни одной, даже самой незначительной эмоции. Билл походил на тех чопорных личностей, которым нет дела ни до чего, кроме собственной персоны. Тень разочарования неприятно скользнула по Тому: он не переносил таких людей.
Он медленно зашагал вдоль улицы, в направлении пристани. Но не для того, чтобы кого-то встретить, как насоветовал Билл, а просто так, автоматически. Давно с ним так сухо не общались и уж, тем более, не выставляли за дверь таким бестактным образом. Было неприятно, но и любопытно. Том размышлял о словах Каро, сказанных ему о Билле, вспоминал их первую, неожиданную для обоих встречу, когда поведение Классена, хоть и не намного, но абсолютно точно отличалось от того, что предстало перед Томом несколько минут назад, и выводы один за другим всплывали в его голове.
— Нет, — громкий детский голос выдернул его из размышлений.
Том завертел головой в поисках нарушителя тишины. Мальчуган лет шести обнаружился по правую руку метрах в десяти от него. Ребенок плакал и сердито смотрел на второго мальчишку старше его самого года на три. Тот пытался ухватить малыша за руку, но он отдергивал ее, продолжая что-то кричать. Тома заинтересовала разворачивающаяся драма, и он направился прямо к детям.
— Эй, мелочь, — бодро позвал он, подойдя к воюющей парочке. — Что за беда? По какому поводу вражда?
— У него кровь течет, ему нужно домой, а он не идет, — начал ругаться старший.
— Я не пойду с ним. Он не попросил прощения! — слезы, катящиеся по лицу младшего, показались Тому такими горькими, что он сам был готов требовать у старшего эти извинения, что бы он там ни сделал этому смертельно обиженному существу с красным опухшим носом.
— Что же он такого натворил?
— Он меня толкнул.
— Да я же нечаянно!
— Вы братья? — осенило Тома.
— Да, — буркнул старший, даже не взглянув на вопрошающего.
Все его внимание было приковано к разобиженному ребенку.
— Пойдем, Карди, — он снова попытался ухватить брата за руку, но тот опять отскочил.
— Ну, попроси ты у него прощения. Смотри, как ему обидно, — дал совет Том.
Старший хмуро взглянул на него, затем на брата и, недовольно посопев еще с полминуты, наконец решился:
— Ну, прости, правда, я же не хотел тебя толкать, пойдем домой, у тебя же кровь, — затараторил старший, с силой ухватив-таки его за руку.
Как ни странно, мальчик не стал вырываться, с недоверием глядя на брата.
— Все? Простил? Пойдем, я больше никогда-никогда так не буду, — воодушевился старший.
— Ты меня толкнул, — обиженно, но уже более снисходительно пробормотал малыш, шагая-таки за братом.
— Ну, прости, — повторил тот, быстро утягивая снизошедшего до прощения ребенка.
Мальчишки ушли, позабыв о разрешившем их конфликт Томе. Он проводил их взглядом, усмехнулся и — передумал идти к пристани.
Том развернулся и тоже пошел домой.

Каролайн дома не оказалось. Том прошел на кухню, разогрел себе ужин и не спеша поел. Спать еще не хотелось. Он поднялся к себе и развалился на кровати, снова погрузившись в раздумья.
Билл. Как же до него достучаться? Почему он так себя повел? Неужели теория о том, что он до сих пор злится из-за прошлого, верна? Но это абсурдно! Хотя… этот удар по морде, этот сухой прием и захлопнутая перед носом дверь… Черт.
Том сел на кровати и перевел взгляд к окну.
— Том? — Каро постучала в дверь и приоткрыла ее, войдя. — Что-то твои прогулки сегодня на удивление коротки. Ничего не разбито в этот раз? — пошутила она, улыбнувшись.
— Смешно, — изобразил он улыбку, повернув голову к сестре. — Где была?
Она прошла и села на край кровати, серьезно на него посмотрев.
— Нам надо поговорить.
Том насторожился.
— О чем?
— О Билле.
— О нет, Каро, ну, не начинай опять…
— Нет, ты послушай!
Он смиренно вздохнул.
— Понимаешь, я… — она замялась. — Как бы это сказать, ты ведь помнишь Барта?
— Какого Барта?
— Классена.
— Классена? — возникла пауза. — Отец Билла?
— Да.
— И что он?
— Ну, оказалось, что он все еще ко мне не равнодушен и… в общем, он пытается ухаживать…
— Он же женат!
— Уже три года, как нет. Он тоже развелся.
— Вот как. — Том нахмурился. — Ну, а ты что?
— Мне приятна его забота. Я не хочу быть одна. Я хочу ощущать, что нужна кому-то, что, рядом есть тот, кто поможет и защитит, если понадобится. Понимаешь?
Тома посетило чувство вины. Он кивнул.
— То есть у вас, как бы роман?
— Как бы да. И я не хочу, чтобы между вами в будущем возник конфликт. И не хочу, чтобы твои игры с Биллом отразились на наших с Бартом отношениях.
— Так вот почему ты так разволновалась. Успокойся, этот ваш Билл сам кого угодно обидит. Нашла за кого переживать, — он облокотился на спинку кровати.
— У вас опять что-то произошло?
— Ничего особенного. Просто повел он себя, как… очень плохо в общем.
— Что он сделал?
— Не важно, все это театр одного актера. А может и нет. Ты его видела? Общалась? Какой он?
— Видеть-то видела, но не общалась, так, здоровались только, — пожала она плечами. — Но вообще, он мне показался, как минимум, воспитанным человеком.
— Ну, если у вас здесь выставить человека за дверь и захлопнуть ее перед его носом, считается примером хорошего воспитания, то…
— Он выставил тебя за дверь? Что ты такого сделал? — перебила Каро удивленно.
— В том-то и дело, что ничего! Я просто предложил прогуляться и был крайне мил при этом, между прочим.
— Мил? Точно? — в ее вопросах так и сквозило недоверие.
— Точнее не бывает, — спокойно подтвердил Том.
— Значит, он тебе таким способом отказал?
— Нет, отказал он на словах, а когда я попытался его уговорить, выставил.
— Судя по всему, он и правда не хочет с тобой связываться, так может все же...
— Нет. В покое я его не оставлю.
— Как знаешь, но помни, о чем я сказала.
Он кивнул и улыбнулся.
— Не волнуйся. Только… — Том встрепенулся от пришедшей в голову мысли и снова сел прямо, — Барт ничего о нем не говорил? Вы не затрагивали тему семьи? Хоть что-нибудь?
От Каролайн Том узнал, что после развода родителей, Билл остался жить с матерью, не желая оставлять ее одну, что долгое время злился на отца, за его уход, но когда мать начала встречаться с другими мужчинами, тоже успокоился, что учится он в Амстердамском Университете и подрабатывает в ночном клубе, а девчонка, которую Том встретил в его доме, приходится ему кузиной. Информации немного, но и она не была лишней. Теперь, каждая мелочь, касающаяся Билла, вызывала в Томе живой интерес, и он с неприкрытым любопытством впитывал в себя те крохи, что смогла поведать сестра.

***


Два последующих дня Том практически не покидал дом, занимаясь мужскими делами. Дел таких оказалось порядочно: в двух местах протекала крыша; водонагревательный бак отказывался работать, как положено; лестница на некоторых ступенях очень громко скрипела; кадки с цветами, висевшие под окнами с наружной стороны стены, норовили свалиться на землю, оторвав деревянную резную конструкцию, в которой располагались; столбы, удерживающие нехитрые приспособления для сушки белья на свежем воздухе, накренились; кое-где облупилась краска и на самом доме. Плюс различные мелкие неполадки со стороны немногочисленной техники и домашних электроприборов. Всем этим Том занимался с воодушевлением. Он вспоминал отца, который и обучал его этим ремонтным премудростям, вспоминал свою прошлую жизнь, когда, будучи совсем еще юным, с великой неохотой брался за подобную работу. Сейчас для него все это было чем-то, приносившим светлую ностальгию — чем-то, уже давно выходящим за рамки привычной жизни, а потому доставляло приятные, бодрящие эмоции.
Четвертый день пребывания в Маркене обусловился для Тома походом на одно общественное и достаточно важное для маркенцев мероприятие — открытие музея сигнальных огней после его капитального ремонта. В музее этом хранились экспонаты прошлого и памятки современной жизни деревни. И именно в нем теперь работала Каролайн.
На официальную часть, проходившую в здании музея, Том не пошел. Для настаивающей Каролайн он привел аргумент об отсутствии подходящего наряда, да и желания появляться на скучной для него церемонии. А вот на продолжение банкета, развернувшееся ближе к вечеру на набережной, он охотно прибыл. Место празднования, как и подобает, выглядело ярко и красочно, изобиловало различного рода вкусностями, готовящимися здесь же и источающими просто умопромочительные ароматы. Между собравшимися людьми ловко шныряли официанты, разнося бесплатные напитки и легкие закуски. Том остановил одного из них, взяв с его подноса бокал вина. Он сделал небольшой глоток и оглянулся вокруг, ища знакомые лица. Долго искать не пришлось: Каролайн сама заметила брата, подойдя к нему в сопровождении своего спутника.
— Пришел, — улыбнулась она, обняв и потеребив его за рукав свитера.
Том усмехнулся:
— Как же я мог такое пропустить?
— Том, — представительный рослый мужчина, подошедший вместе с Каро, почтительно кивнул, протянув ему руку.
— Барт, — ответил Том тем же, пожав ее.
Каролайн замерла, наблюдая за братом.
— Повзрослел, возмужал, — одобряюще протянул Барт, улыбнувшись.
— Да, на месте не стоим, — ответил Том серьезно.
Показывать свое расположение он не спешил, внимательно глядя на очередного ухажера сестры.
— Это хорошо. Молодец, — сказал Барт, не отводя глаз и приобняв Каролайн.
Том проследил за его рукой и этот жест вкупе с уверенным, смешливым выражением лица мужчины он расценил как «расслабься, малец, она моя и твое мнение в этом вопросе уже ничего не изменит». Том посмотрел на Каро. Сестра улыбнулась, убеждая его смягчиться, и он не смог не улыбнуться в ответ.
— Отлично, мальчики, а теперь пойдем к пристани, там сейчас начнутся игры, — она встрепенулась и потянула Барта за собой.
— Вы идите, я еще осмотрюсь и подойду позже, — отозвался Том.
— Хорошо, не теряйся. А мы пойдем, я хочу выиграть кубок.
— Кубок? Ты собралась участвовать во всем?
Тому показалось, что этот минуту назад непробиваемый тип вполне натурально занервничал. Он усмехнулся, глядя им вслед, и сделал очередной глоток из своего бокала. Барт слишком напоминал Билла. Такой же самоуверенный и непонятный. Единственное, что их на данный момент отличало в глазах Тишбейна — это улыбка. Билл ему еще не улыбался. «Если он вообще умеет это делать», — пронеслось в голове, но эта мысль тут же исчезла. Размышлять о подобных вещах было слишком рано.
Том снова осмотрел собравшихся людей. Он прошел вдоль длинного стола, уставленного еще дымящейся выпечкой, и остановился возле синего фургона, который, по всей видимости, и доставил сюда весь инвентарь.
Несколько минут спустя он заметил искомую фигуру. Билл выглядел эффектно, хоть и не надел на себя ничего вычурного. Черная, выгодно облегающая чуть подкаченный торс рубашка, верхние пуговицы которой были расстегнуты, а манжеты рукавов приподняты к локтям, что придавало его строгому виду оттенок легкой небрежности, белые брюки из мягкой податливой ткани и черные ботинки с чуть зауженными носами. Волосы, как и в первую их встречу, были зачесаны назад и лишь несколько прядок выбивались, падая на лоб. Весь образ был идеально подобран и воспроизведен, создавая тем не менее впечатление простоты и абсолютной ненапряжности хозяина в выборе одежды.
Том не просто смотрел, он любовался тем, как Билл уверенно передвигается от одного гостя торжества к другому, как открыто улыбается знакомым, как легко вступает в диалоги и живо жестикулирует, дискутируя. Том следил за каждым его жестом и изменением мимики, не в силах переключиться на что- или кого-либо еще, все больше убеждаясь в том, что поведение, продемонстрированное ему Классеном, не было для него типичным. Хотя, возможно оно было характерным, когда речь шла о незнакомых ему людях. Но Том-то не был незнакомцем! По крайней мере, сам он себя таковым не считал.
Подходить к нему или что-либо предпринимать Том не спешил. Он видел, что Билл не выпускал из рук бокал, и терпеливо ждал, когда парень дойдет до нужного ему состояния.
Только спустя час он решил, что пора. Девушку, с которой разговаривал Билл, Том тоже знал, а посему без лишних церемоний подошел к собеседникам.
— Добрый вечер, — поздоровался он, улыбнувшись, а вот улыбка Билла тут же сошла с его лица.
— Ох, Том, как хорошо, что ты подошел, — воодушевилась девушка. — А я ведь тебя сначала не узнала. С кем же это, думаю, наша Каролайн так дружелюбно щебечет, — она тихо рассмеялась.
Алкоголь уже начал действовать и на нее, окрасив щеки легким румянцем.
— Правда? — расплылся Том в еще более широкой улыбке. — А вот Билл меня сразу признал, с первого взгляда, — он посмотрел на Классена, словив его взгляд.
Билл несколько секунд смотрел в его глаза, выдерживая абсолютную невозмутимость.
— Это было не сложно, — отреагировал он наконец, вновь улыбнувшись, но эта улыбка совсем не походила на ту, которой он одаривал других. — Ты был тем еще засранцем, а я засранцев запоминаю, чтобы, столкнувшись невзначай, пройти мимо.
Повисла тишина.
Взгляда никто из них так и не отвел.
— Я краем уха успел услышать ваш разговор, — первым этот, чуть затянувшийся зрительный контакт прервал Том, снова обратившись к собеседнице. — Вы говорили об искусстве?
— Да, — обрадовалась девушка.
Очевидно, от этого не очень дружелюбного диалога парней она почувствовала себя неловко.
— Ты тоже в этом разбираешься?
— К сожалению, нет, — мягко улыбнулся Том, — в этой теме я мало, что понимаю.
Билл хмыкнул, что немедленно было подмечено Томом.
— Чем же ты занимаешься в своей Америке? — продолжила распросы девушка, пока молодые люди снова не заговорили друг с другом.
Билл тоже изобразил заинтересованность.
— Как ни банально, бизнесом. У меня свой клуб, вернее, пока я являюсь его совладельцем и в нем же работаю управляющим.
— Уау, да ты боссом стал! — игриво усмехнулась девушка.
— Что значит, стал?! Я всегда им был! — хвастливо произнес Том, поддержав игру.
Билл закатил глаза.
— Ну, наконец-то ты порадовал меня проявлением эмоций, — не упустил Том и этот момент. — А то я уж начал сомневаться в твоей способности это делать.
— Не ссорьтесь, парни, — девушка все же вмешалась в их подколки, хлопнув обоих по предплечьям. — Сегодня же праздник, — улыбнулась она.
— Мы не ссоримся. Ссориться могут люди, хоть что-то друг для друга значащие, а нас абсолютно ничего не связывает, — заулыбался Билл.
— Ты в этом уверен, Билли? — сделав акцент на имени, осведомился Том.
Билл сверкнул злым взглядом, но уже через пару мгновений взял себя в руки.
— Абсолютно, — сухо проговорил он.
— Ок, — легко согласился Том.
Все, что ему было нужно, он уже увидел.
— А как дела у тебя? — вернулся он к собеседнице. — Чем занимаешься, чем живешь?
Пока девушка рассказывала о своих жизненных достижениях, а Том старательно изображал заинтересованность, Билл также старательно изображал безразличие. К Тому. И это снова начинало раздражать.
— Ну, вы здесь пообщайтесь, а я пойду прогуляюсь, — откланялся Билл в конечном итоге и оставил Тома с девушкой наедине.
Том проводил его взглядом, борясь с желанием догнать, встряхнуть хорошенько и вывести-таки на разговор. Хоть какой-нибудь, пусть даже вот на такие колкие замечания, коими они обменялись несколькими минутами ранее. Желание хоть как-то контактировать с этим упрямцем незаметно для самого Тома крайне возросло.
После разговора с девушкой, Том отправился к пристани. Там уже стартовали игры, в которых участвовали и дети, и взрослые. Причем взрослым, казалось, все эти забавы приносили больше удовольствия, чем их чадам. Том с улыбкой наблюдал, как его сестра, взрослая уже тетя, весело скачет в мешке, пытаясь обогнать рядом прыгающую женщину. Том свистнул и пару раз прокричал ее имя для поддержки, побудив этим заголосить и остальных зрителей данного состязания. Барт стоял на финишной прямой и, не сводя напряженного, взволнованного взгляда с Каро, что-то нашептывал себе под нос. Вероятно те же подбадривающие слова. Такое поведение этого человека тоже вызывало противоречивые чувства.
Том перекинулся несколькими фразами со встретившимися знакомыми, обошел еще пару скоплений веселящихся людей и, не найдя себе места среди них, прошел дальше. С того момента, как Билл исчез из его поля зрения, прошло уже полтора часа. Раздражение полностью растворилось в царящей вокруг праздничной атмосфере, и Том решил, что уже пора найти этого умника для очередной попытки сближения.
Умник нашелся недалеко от дорожки, ведущей к маяку. Здесь было достаточно тихо. Слышался шум мерно накатывавших на берег волн, звуки продолжавшегося где-то в отдалении праздника и разговоры редко проходивших мимо людей. Билл стоял возле невысокого ограждения, отделявшего тропу к маяку от береговой линии. В руке он, как и Том, держал бокал с вином и смотрел на море.
Том подошел к нему и молча встал рядом.
Билл никак не отреагировал.
Том отпил вина, всматриваясь в далекую линию горизонта, и тихо заговорил:
— Так значит, все-таки злишься из-за прошлого. Тебе не кажется, что это глупо?
— Выводы не верны. То, что было в прошлом, меня уже давно не трогает, — спокойно ответил Билл, продолжая наблюдать за силуэтами парусников, плавно передвигающихся на фоне предзакатного неба.
— Это не выводы, это то, что ты сам сказал.
— Судя по всему, ты просто не тем местом меня слушаешь.
— Черт, да что ж с тобой так сложно-то?! — не выдержал Том и развернулся к нему, чуть повысив голос. — В чем проблема?
— Том, скажи прямо, чего тебе надо? — Билл повторил его маневр.
— Да ничего мне не надо! Я просто хочу поговорить! По-человечески! Не знаю… о прошлом, о настоящем, мне просто интересно… ты мне интересен.
— Что ж, мне лестно, и даже в какой-то степени приятно. Услышь я это лет пять назад, наверное, скончался бы на месте от переизбытка счастья, но сейчас это не взаимно. Поэтому я и не вижу смысла в том, чтобы тратить время на удовлетворение твоих интересов. Бывай.
Билл отсалютовал ему бокалом и зашагал прочь. Том снова смотрел ему в след и чуть не рычал от досады и в миг вернувшегося раздражения.
Искать Билла в этот вечер, Том решил больше не пытаться. Он допил свое вино и снова присоединился к сестре.
— Ну, как? — спросила она, когда Барт отошел к одному из своих приятелей, оставив их наедине.
— Никак, — в голосе еще проскальзывали нотки раздражения. — Бесит меня эта зануда со своими витиеватыми заумными речами.
Он не смотрел на нее, блуждая взглядом по окрестностям.
Каролайн ободряюще сжала его руку, воздержавшись от комментариев. Все, что она думает по этому поводу, уже было озвучено. Свое мнение она не изменила и добавить тоже было нечего, поэтому единственно верным решением ей показалась смена темы разговора.
— Мы не выиграли кубок, — разочарованно проговорила она, и Том перевел взгляд.
От вида слишком по-детски надувшейся сестры он невольно улыбнулся.
— Барт отказался лопать пироги? — весело спросил он.
— Нет, их лопала я.
— Ты?! — Том рассмеялся, представив сестру, с набитым ртом пытающуюся обогнать всех в поедании этих огромных лепешек с рыбной начинкой.
Она пихнула его в бок и, не выдержав, тоже рассмеялась.
— Он отказался лезть в «рукав изобилия», — пожаловалась она.
— Это не рукав изобилия, а грязный брезент, сшитый в слишком узкий для таких широкоплечих и солидных мужчин, как я, лаз, — подхватил нить разговора подошедший Барт.
— С чего ты взял, что он грязный? — видимо, не в первый уже раз возмутилась Каро.
— Милая, я это просто знаю. Смирись, — мягко ответил он, тепло улыбнувшись и поцеловав ее в нос.
Том отвел взгляд. Эта картина его смутила. Слишком откровенно. Не наигранно. Это побуждало поверить и принять Барта, как человека, достойного его сестры, к чему Том еще готов не был.

Домой он вернулся поздней ночью в гордом одиночестве: Каролайн ушла к Барту.
Выпитый за вечер алкоголь и потраченные силы сделали свое дело, усыпив его сразу, как только он лег в постель.

@темы: "Я вернусь"

URL
Комментарии
2013-10-28 в 16:42 

монгольчонок_ким
Здорово, что прода так скоро!)) Билл - молодец, не сдается. Пусть Том немного побесится)) Я немного удивилась, узнав, что у Каролайн роман с отцом Билла)) Хотя, что тут странного: деревня небольшая, все друг друга знают. Надеюсь, у старшей пары всё получится.
"Рукав изобилия" и поедание пирогов с рыбой - забавы на любителя, конечно. Я б в таких играх вряд ли приняла участие)))

2013-10-28 в 17:55 

Leksi Dawn
монгольчонок_ким, угу, мало того, что небольшая деревня, так еще и семьи эти жили недалеко друг от друга)
Эхех, да уж)) Надо быть достаточно безбашенным и раскрепощенным для таких забав) Вот Барт мужчина серьезный, он не поддался))
Спасибо большое за отзыв!))

     

Уголок фикрайтера

главная